john Garfield

Написал на ЛОР-е лонгрид комментарий про то, как LGBT гробит общество.

Контекст: обсуждаем то, как сообщество, прикрываясь идеями CoC о запрете дискриминации и травли, занимается дискриминацией и травлей.

>> Борьбы с дискриминацией может осуществляться исключительно путём дискриминации, борьба с травлей путём травли.

> Но если обе стороны занимаются травлей и дискриминацией, то как понять, кто из них хорошие, а кто плохие? Я вот раньше не относился к движению SJW плохо, но после вот такой агрессивной кампании против Столмана, я пожалуй запишусь в лагерь антиSJW. Они сами себя дискредитировали в моих глазах, лол)

Лучше всего смотреть на то, что выгодно обществу. Привилегии, о которых пекутся любители альтернативных ориентаций и примкнувшие, даются не просто так. Я особо обращаю внимание на примкнувших, потому что именно примкнувшие составляют массу. Любителей на самом деле мало.

Привилегии, которые имеются у не-трансов и любителей противоположеного пола, а так же, разумеется, superstraight (погугли, интересно) — обусловлены тем, что именно эта категория людей наносит непоправимую пользу обществу, производя детей. Общество имеет пользу — общество даёт привилегии, всё нормально. Не приносишь пользы — крутись как хочешь.

Отстаивающие альтернативную точку зрения, как правило, вообще не интересуются пользой для общества, фокусируясь на пользе для индивида. Например, индивиду-гею будет лучше от легализации однополых браков, а нам всё равно не хуже, так почему бы и нет. Потому и нет, что именно подобная конформная позиция приводит к раздаче обществом привилегий, изначально предназначенных для поощрения общественно-значимого поведения — всем.

Collapse )
john Garfield

(no subject)

Пять лет назад Запад пугал Россию отключением от SWIFT.

Сегодня Россия пугает Запад отключением от SWIFT.


john Garfield

Общество к честному голосованию не готово

Выстраивая прозрачную систему голосования, можно получить эффект полного недоверия такой системе. Потому что в реальной жизни в реальном голосовании всегда вылезают особенности и эффекты, который в мысленном эксперименте на кухне остаются незамеченными. Про хвост кометы, например, я уже писал. Теперь напишу про вбросы.

В недавнем голосовании за памятник никому обе стороны успели обвинить оппонентов в накручивании голосов. А я скажу так. Мне неведомо, было бы накручивание или не было. Но мне точно ведомо, что были так называемые ЛОМы — Лидеры Общественного Мнения, которые с высоты своих уютных сайтиков, бложиков, ютубчиков и инстаграмчиков, векашечек и телеграмчиков с миллионами подписчиков несколько дней внезапно постили.  Что «ааа, наших бьют, регистрируйтесь вот здесь, голосуйте вот тут».

Какие вбросы были? По паре тысяч голосов, где-то десять тысяч. Для интернет-авторитетов с реальным количеством подписчиков за миллион это процент или меньше от аудитории. Да к тому же голосовать разрешили не только москвичам, а всем россиянам.

Ещё раз: я не утверждаю, что вбросов не было. Я утверждаю, что ЛОМ-ы были. И часть эффекта от постов ЛОМ-ов была воспринята как накрутка. А возможно и вся накрутка.

В любом случае, это хорошо, что прежде чем испытывать всеобщее электронное голосование на чём-то действительно нужном и важном, его испытали на таком вот поводе. Надеюсь, уроки будут извлечены.

john Garfield

Скайрим для нордов.

Разные люди из одних и тех же событий могут сделать диаметрально противоположные выводы. Например, представьте ситуацию: стражи правопорядка поймали группу оппозиционеров на государственной границе. Реакция может быть такова:

«Проклятые имперцы! Надо же было напороться прямо на имперскую засаду!».

Или такова:

«Проклятые братья бури! Если бы вас не было, я бы уже украл вон ту лошадь и рванул в Хаммерфел!»

Московских народных гуляний это тоже касается.

Это я к чему. Если ваш собеседник из набора выданных ему фактов делает прямо противоположный вывод, это ещё не значит, что он идиот. Он просто уложил эти факты в свою картину мира и сделал другой вывод. И хотя, история знает немало примеров внезапных прозрений и разворотов — не тешьте себя иллюзией, что картина его мира развалится от одного вашего тычка в уязвимое место.

john Garfield

Инфляция прилагательных

Беда современных текстов в соцсетях состоит в преувеличениях.

В туалете нет туалетной бумаги, — это «нечеловеческие условия». Человека задержали на два часа для установления личности — это «нарушение прав человека». Полицейский стукнул дубинкой — «немыслимая жестокость полиции». Мы уже как-то привыкли, что любой, не согласный с мнением — это «фашист». 

Беда современных текстов в соцсетях состоит в чудовищных преувеличениях.

john Garfield

Ду ю агри?

У меня есть идея. Смотрящие кино или играющие в игры люди привыкли слушать текст, переведённый с английского. Иногда плохо переведённый. Так, переведённый текст выглядит нативно для них. Разница в построении фраз игнорируется. Эти люди просто не могут отличить одно от другого.

Это про актуальную повестку, если что.

john Garfield

Про эффективные государственные инвестиции

Здравствуйте. Сегодня мы с вами развенчаем один живучий миф. Этот миф звучит так: «Частные инвестиции эффективнее, чем государственные».

Зачем нужен этот миф, понятно. Он естественным образом подрывает доверие не только к самому государству, но и ко всему тому, что государство делает. Он помогает государству всё больше отказываться от эффективных государственных программ в пользу неэффективных частных, а также в больших объёмах продавать своё имущество иностранным «эффективным инвесторам».

«Но позвольте!», скажете вы мне. «Вот статистика, вот критерии эффективности, вот эффективные иностранные инвестиции, вот неэффективные государственные!». И будете правы. Более того, я вам тоже могу накидать таких примеров — и всё равно это миф. 

Добро пожаловать под кат.

Collapse )
john Garfield

Мысли вслух

В рамках импортозамещения в сфере ИТ неплохо бы в самом срочном порядке разработать отечественный сервис капчи.

Я в глаза никогда не видел парковочных часов, что это?

john Garfield

Про Навального, маленький штрих

Прокуратура Германии вполне могла бы обеспечить Навальному непосадку его в России. Для этого достаточно было подготовить бумагу, из которой бы следовало, что на время проведения следственных мероприятий по делу Навального, Навальному запрещено покидать Германию. С такой бумагой у ФСИН не возникло бы претензий к нарушению условий условного наказания — вернуться из Германии в срок Навальный не мог из-за предписания прокуратуры страны пребывания.

Но такой бумаги Навальному не сделали. Из теоремы следует, что Навальный на свободе Германии не очень-то и нужен.